Все мои заблуждения или неделя на Ястребином озере

Когда мы вышли на берег озера, солнце садилось и мягко освещало скальные выходы. «Фотографируйте скорее, — сказала Анчутка, — когда такое еще увидим!». Действительно, оказаться в такой ситуации еще раз не хотелось бы — на противоположном берегу озера были Щель, Зеркало, Парнас, по ним в разных направлениях карабкались золотистые в лучах заката фигуры – в выходные народу здесь много. А мы стояли и думали, с какой бы стороны обойти озеро, или, может быть, договориться с человеком в лодке, рыбачащим у небольшого взъерошенного острова посередине озера, о том, чтобы он нас переправил – вот народ смеяться будет, зато прославимся!

Несколько последних лет для меня существовал один вид отдыха – горный поход. Горный поход – это маршрут, график, рюкзак 25 кг (с которым надо идти!), подъем в 5 (6/7/8), 5-7 переходов до обеда (если он есть), 4-6 – после, курумники, перевалы, сидячие ночевки и камнепады – ну, в общем, всем известно, как надо получать удовольствие. А тут что? Сидеть неделю на одном месте? Когда рядом лежит рюкзак, и можно надеть его не плечи и идти, идти, идти? Печально…

АнчуткаНо оказалось – хорошо! Чистая стоянка, рядом спуск к озеру, там же Зеркало, а озеро такое теплое, такое чистое, такое просторное! Хотя сложно восхититься Карелией после Алтая с зааккемской Белухой, после того, как постоишь на перевале, обдуваемый ветром, с мокрой от рюкзака спиной, и увидишь сверху, как соседний хребет иссекают ручьи, образуя в долине темные пятна озер; после Тянь-Шаня с Иссык-Кулем, с рекой Чон-Кемин на границе Киргизии и Казахстана, вытекающей из-под конечной морены ледника (прямо из-под камней сочится, а ниже по течению - широкая горная река). Но и в Карельских «голубых глазах озер» есть что-то торжественное и печальное. Сидишь на светлом камне Парнаса, облизанном последним оледенением, вверху и внизу — небо. На звук твоей флейты откликается флейта с другого берега.

Первоначально я, по привычке, пыталась накормить деффушек по раскладке, но почему-то это им не понравилось, и я убрала подальше свой листок с меню. Перед горным походом обычно все считаем до грамма, по специальной программе составляем раскладку, для этого существует специальный человек – завпит. А перед поездкой на Ястребиное мы собрались в ДДС за два дня до поезда и сказали: «Ну, кто что возьмет?» «Очень странно, - подумала я, - как же можно без раскладки?» Правда здесь перед нами стояла несколько иная задача: нужно было не растянуть на много дней имеющиеся продукты, а все успеть съесть, чтобы не тащить обратно. Мы брали провизию в расчете на Konhobora c женой и явно перестарались.

ninaЕще с нами на выходные приехал замечательный Вова, который принимал такое активное участие в обустройстве лагеря, что толком и полазить не успел – все тент вешал да дрова колол. Мы целую неделю пили чай от Вовы, а те двое из нас, что употребляют в пищу мясо млекопитающих, ели тушенку от Вовы, и вспоминали его добрыми словами. Очень некрасиво с нашей стороны было водить Вову по болотам весь первый день пребывания в Карелии, зная, что он приехал на пару дней и каждый час на счету.

Я присоединилась к отъезжающим на озеро Ястребиное за неделю до отпуска, никого не знала и была всерьез обеспокоена составом группы: 6 девушек – это опасно. Но опять оказалось хорошо. Потом нас осталось четверо. Я никогда не думала, что с тремя совершенно незнакомыми людьми (да еще и деффушками (!)) можно так мирно и душа-в-душно прожить целую неделю.

Nina играла на варгане. Задумчивые звуки этого древнего инструмента помогали нам лазать, поддерживать пламя в костре, собирать чернику, ходить за водой на родник.

nina и АнчуткаНадеялась, что буду каждый день с утра до ночи сидеть на скалах и лазать, лазать, лазать, а когда вернусь в Москву – пролезть в ДДС все трассы. Но дождливая погода, любовь к долгому здоровому сну, собственная лень сделать этого не позволили. Мы жалели, что с нами нет Konxobora, он бы, наверное, нас дисциплинировал, устроил подъем в 8.00, организовал дежурство. С костром у нас было не очень. А если бы Анчутка не позаботилась о горелке и газовых баллонах — грызть нам сухие макароны всю неделю и запивать водой из родника.

Мы так и не уговорили нашу Катю залезть на стену, пока мы лазали, она загорала, читала и фотографировала. Еще ей все время приходилось мыть посуду.

Как-то промозглым сереньким утром мы собрались в магазин. Не то, чтобы нам очень надо было туда идти, а просто дождь моросил, скалы намокли, и хотелось прогуляться. Когда мы заканчивали завтрак, появился Eonove и сказал, что нас найти очень просто: где-то у футбольного поля ему объяснили, что дальше стоят четыре девушки из Москвы. А мы-то после того, как нас посетил некий не внушающий доверия Санек с гитарой, стали ежедневно громко ругаться на каких-то Вадима Николаевича и Сергея Михайловича и даже пожалели, что не взяли какую-нибудь часть мужского гардероба, которая висела бы на самом видном месте и сообщала всем проходящим мимо, что мы тут не одни.

Так, Eonove пошел за оставленными на тропе женой Таней, рюкзаками и каяками, а мы втроем, без Кати, отправились в магазин. Через некоторое время дошли до Тани, сидевшей у тропы уже с одним рюкзаком и одним каяком (видимо, Eonove часть багажа уже транспортировал к лагерю) , поздоровались и пошли дальше. Скоро и футбольное поле прошли. Иду я и думаю: «Какой ужас, мы же не взяли аптечку! В любой радиальный выход надо всегда брать аптечку с перекисью, ватой, пластырем и проч. – вдруг что случится». Но никому ничего не говорю — если скажу, обязательно что-нибудь произойдет. Так всю дорогу и думала, потом поняла: можно ходить без аптечки.

Деревья впереди начали редеть, и мы приготовились к выходу в поля, но вышли к оборудованной стоянке. Навстречу нам, по тропе, перпендикулярной той, по которая вывела нас из лесу, шла Таня с каяком! В этот раз Тане мы не обрадовались, потому что поняли — ходим кругами. Пришлось снова идти в магазин.

Потом мы катались (ходили!) на каяках и уфотографировались. Eonove развел большой теплый костер, стало тепло, сухо и хорошо. Я была согласна на то, чтобы было мокро и грязно, но мерзнуть очень не хотелось. А мы почти и не мерзли. Так что все у нас хорошо на Ястребином.

В последнюю ночь играли на флейте у самого озера, внизу, эхо отвечало нам высоким женским голосом.

 

Автор: Shur

Шатры, банкетные залы корпоратив на природе, заляните на сайт Усадьбы Валуево.
usadba-valuevo.ru

      
tbr@baurock.ru
Rambler's Top100