Безумие ветра

Часть 1
Безумие ветра – Зал Славы Cerro- Torre (автор Gregory Crouch)

Могущественные силы Земли вытолкнули Анды на поверхность, разорвав и искромсав земную кору. Южно-Американская и Тихоокеанская тектонические плиты столкнулись, беспорядочно смявшись. Лава, раскаленная в разломах глубоко под землей, выплеснулась на поверхность полоской вулканов длиной в 7000 миль. Но в нескольких местах на южной оконечности континента – Патагонии – магма не достигла поверхности. Под землей, окруженная более мягкими породами, она застыла, превратившись в твердый, совершенный гранит. Мягкие породы были смыты Тихоокеанскими штормами, и миру явилась одна из самых совершенных горных форм: Cerro- Torre - колоссальный пик, устремленный в самые негостеприимные небеса на планете.

Неотвратимый рок: надвигающиеся на массив Cerro- Torre штормовые облака

За Cerro- Torre скрыт Южно-Патагонский ледник - вымороженная пустыня, со множеством пиков и плато, которая формирует Тихоокеанские штормы; орографический эффект, обрушивающий огромные количества осадков, и добавляющий сил ужасающим ветрам.

Cerro- Torre – одна их самых вожделенных вершин, но штормы, обрушивающиеся на нее, обуславливают продолжительные метеорологические «неудобства», вынуждающие самых-самых взглянуть в глаза смерти. Побывать в Патагонии все равно, что повстречаться с бешеным, непредсказуемым и жестоким псом.

Я совершил две экспедиции на Cerro- Torre и предпринял 16 самостоятельных попыток штурма вершины; 14 из них были «отбиты» штормами. Я принадлежу к той горстке ненормальных людей, у которых хватило глупости взобраться на эту штуку дважды: первый раз по Compressor Route, и второй – по Западной стене, зимой. (Или почти взойти дважды, потому что я ни разу не преодолевал последний тридцати футовый обледенелый карниз, выводящий на самую вершину.) Однажды я пытался прорваться наверх, несмотря на начинающийся шторм. Жестокая непогода остановила нас всего лишь в ста сорока футах от вершины. Мои веки смерзлись: я с трудом расцепил их, но гонимые ветром льдинки до крови расцарапали мне глаза. Я не прекращал движение в течение 53 часов.

Помимо восхождений на Cerro- Torre, я побывал в пяти различных экспедициях в Патагонию. Я видел перебитые перильные веревки и около полудюжины разбросанных вдалеке от маршрутов. Одному богу известно, сколько раз ветер сбивал меня с ног. Я потерял две палатки: одну разорвал в клочья ветер, вторую порывом просто унесло в ночное небо. Не скоро я забыл десятидневный шторм, во время которого мне пришлось отсиживаться. Однажды, я был буквально заблокирован в базовом лагере в течение пяти недель. Все это обычная плата за патагонский опыт. Не могу сказать, что какая-либо из моих экспедиций была экстраординарной, единственное, их количество вызвало у меня «ветробоязнь» - ветреное помешательство.

Мне искренне жаль тех несчастных, которым удалось поймать «окно» в погоде и взойти на вершину. Покидать Патагонию не будучи истерзанным штормом все равно как «жевать вчерашний рогалик»: можно утолить голод, но невозможно насладиться вкусом. Совсем другое дело история Steph Davis, которая провела 5 сезонов «пригвожденной к патагонскому кресту» пока, наконец, не была вознагрждена на Fitz Roy, вершине ее мечты, в январе 2002.

Здесь в Патагонии мы не ищем опасност ей. Видя чистое небо, мы устремляемся вперед, на пределе возможностей мчимся вверх, наивно полагая уклониться от сокрушительного удара - очередного сильнейшего шторма принесенного из холодных частей великого южного моря. Вероятно, нет ничего более прекрасного в альпинизме, чем группка людей, штурмующая бастионы в долине Torro , сердца которых полны надежды и решимости выстоять в многочисленных сражениях на бескрайних просторах Патагонии.

Часть 2
Silvo Karo и Janez Jeglic на Южной стене, 1988 год

Janez Jeglic отчаянно ищет спасения с нового маршрута на Cerro- Torre

Южная стена Cerro- Torre – 700-футовая вертикальная с нависаниями «бутылка» - является основной проблемой Патагонии . Последняя ее треть покрыта льдом. Нижняя часть стены - темный монолит без единого намека на простой путь. Верхняя треть – «бутылочное горлышко» - зеркало, хорошо просматриваемое снизу и открытое всем южным бурям, приносимым с ледника. Трудно найти на земле более устрашающий участок рельефа.

В ноябре 1987 года альпинисты из Словении Silvo Karo и Janez Jeglic начали штурм южной стены. Karo - темноволосый, могучий скалолаз с руками кузнеца, и Jeglic - крепкий и гибкий альпинист, являлись ветеранами трех первых восхождений в Патагонии ( Fitz Roy, Torre Egger и Cerro- Torre по восточной стене). В нижней части стены на сложных (7 к. сл.) и опасных микстовых веревках их непрерывно «обстреливало» камнями. Выше словакам пришлось преодолевать длинные участки разрушенных, нависающих скал с редкими фрагментами свободного лазания. Они были вынуждены рубить лед, чтобы расчистить место под точку страховки или зацепку. За два месяца им удалось провесить 2300 футов перил, но все же они оставались еще в 1000 футов от участка льда. Их оставшиеся веревки были сильно изношены, поэтому они одолжили чуть более хорошие у швейцарской команды и приготовились к решающему штурму.

Но у природы были свои планы. В течение трех с половиной недель погода не устанавливалась более чем на несколько часов. Наконец удача им улыбнулась. Небо было усыпано звездами, когда двойка вышли с бивуака под El Mocho, в полночь 19 января 1988 года. Однако, к двум часам утра, когда они подошли к своим веревках, небо затянуло темными зловещими облаками. Они укрылись в ледовой трещине, но время поджимало - истекал срок действия их билетов и аргентинской визы. К полудню следующего дня они продвинулись выше последней закрепленной ранее веревки и оказались приблизительно в трехстах футах ниже начала ледовой части маршрута. Перед ними лежал тридцати футовый пояс из карнизов, делавший невозможным их отступление. По словам Karo вокруг бушевал настоящий ураган. Вдобавок к этому он обнаружил, что у швейцарской веревки в нескольких местах была повреждено оплетка.

«Мы уповали на милость урагана, находясь в 800 метрах над землей. С непригодной веревкой это было особенно непросто.»

Они отрезали поврежденный конец веревки и вылезли на «крышу». За перегибом они были обескуражены жесточайшим ветром и густым туманом. Они двигались вправо-вверх к Compressor Route - единственно возможной линии спуска.

На вершине горы стоял жуткий рев. Их снаряжение обледенело. Они были полностью дезориентированы. Они замерзли, но пронизывающий ураганный ветер не ослабевал и не давал им возможности переодеться.

«Шторм был абсолютно безумным, мы даже не могли переговариваться.»

Наконец они добрались до ледовой части, ориентированной на запад, открытой самым яростным порывам ветра. Куски льда размером с телевизор срывались с верхней части горы, падали и разбивались на мелкие кусочки где-то позади них. Двойка отчаянно продолжала траверсировать вправо к Compressor Route .

«У нас была грандиозная идея - снять фильм, поэтому мы тащили 16мм камеру вместо четвертого ледового инструмента. Но было слишком ветрено для съемок, и камера была слишком дорогой, чтобы выбросить ее. Поэтому я лез только с одним инструментом.»

Janez Jeglic, отчаянно ищущий пути спасения с нового маршрута на Cerro-Torre

Дальше вправо Jeglic сделал станцию на двух ледобурах. Подгоняемый ветром, Karo начал траверсировать.

«Лед был крутой ,70-80 градусов, а у меня была одна шерстяная перчатка, так что я вмораживал ее лед, чтобы было легче держаться.»

Едва Karo начал движение жестокий порыв ветра сбил его с ног. Катясь кубарем по ледяному склону, он думал только о двух вещах: «Сможет ли Jeglic удержать его?» и «Не порвется ли изношенная веревка?». Karo чувствовал острую боль в области поясницы от удара о камни, торчащие из-подо льда. Он пролетел около ста футов, остановившись на небольшом расстоянии от границы ледового склона и пропасти.

«Я не мог поверить, что до сих пор нахожусь на склоне.»

После жуткого маятника он оказался прямо под Jeglic и вылез к нему.

«Намного проще траверса!»

Поздно вечером они наконец-то добрались до Compressor Route. Позади остались 46 питчей нового маршрута. Они планировали спускаться по восточной стене, которую впервые прошли в сезоне 1985-86 года, но пришли к выводу, что это невозможно с одной укороченной веревкой. Они не знали Compressor Route, но другого выхода не было. Уже к утру, пробившись сквозь темноту и шторм, они в изнеможении рухнули в снежной пещере на Col of Patience, снежной седловине, выйти на которую можно, преодолев 1500 футовый снежный склон. Это было начало маршрута Compressor Route.

«Мы были безумно счастливы осознать, что шторм, бушевавший на протяжении 24х часов дал нам уйти.»

В октябре 1997 г. Janez Jeglic пропал безвести на высоте 7620 м после совместного с Tomaz Humar восхождения на в. Нуптзе по западной стене.

Часть 3
Воин апокалипсиса. Bill Denz – в одиночку на Compressor Route, 1979-1981

Вряд ли на нашей планете найдется более устрашающий участок рельефа

В 1959 году итальянский альпинист Cesare Maestri объявил о первом восхождении на вершину Cerro- Torre – стремительный бросок в двойке, по восточной и северной стенам. Но подвиг был омрачен трагедией: под ледовым обвалом погиб партнер Maestri австриец Toni Egger. Альпинисты во всем мире немедленно окрестили это восхождение «величайшим». Но спустя десятилетие группа альпинистов во главе с Ken Wilson и «Mountain magazine» поставила под сомнение историю Maestri.

Уязвленный, Maestri решает повторить восхождение, чтобы заставить умолкнуть всё увеличивающееся число злопыхателей. В 1970 году он проходит юго-восточное ребро. Но если восхождение 1959 года – бессмертный эталон, то в 1970 году команда из 10 человек провесила веревками всю гору, с помощью ручной лебедки на вершину бастиона подняли 150 фунтовый компрессор, и с его помощью пробили дорожку из 350 шлямбуров. Вспомнив все нападки, Maestri срубил шлямбура на последних 70 футах маршрута, чтобы «сомневающиеся» убедились в необходимости его «слесарной» техники. В следующем же номере «Mountain magazine» появилась статья под заголовком «Cerro- Torre – Обесчещенная Гора», хотя справедливости ради нужно отметить, что Compressor Route – прекрасная линия с достаточным числом восхитительных участков свободного лазания.

В 1978 году Jim Bridwell и Steve Brewer в альпийском стиле совершили второе прохождение маршрута Compressor Route.

В середине 70х новозеландский альпинист Bill Denz совершил неудачную попытку восхождения на Torre Egger. Denz был энергичным и уверенным спортсменом и оттачивал снежно-ледовую технику в Южных Альпах Новой Зеландии. Он сразу же влюбился в Патагонию, хотя его «бигвольный» опыт оставлял желать лучшего. Он совершил паломничество в Йосемиты, где восполнил недостаток лазания по гранитам. В Долине он случайно встретился с Charlie Porter, величайшим «бигволистом» того времени. (На его счету были первопрохождения таких маршрутов как Excalibur, Shield, Mescalito и Zodiac на El Capitan; прохождение западной стены Middle Triple Peak на Аляске; и соло прохождение первого маршрута с участками лазания 7 категории трудности на Mount Asgard, Баффинова Земля.) Благодаря опеке Porter’а Denz превратился в сильного и опытного «стеновика».

Они условились встретиться в Патагонии в конце 1979 года для прохождения нового маршрута на С erro- Torre, но Porter отправился в экспедицию по Патагонскому архипелагу, которая сильно затянулась из-за скверной погоды и чилийских властей, так что он не присоединился в Denz’у.

В свою очередь Denz решил попробовать взойти на С erro- Torre в одиночку.

«На данный момент я сделал семь попыток пройти соло Compressor Route, и последняя была почти успешной.»

В ходе этой попытки Denz два дня вырубал гробоподобную пещеру на Ice Tower (гранитный контрфорс, залитый льдом, слегка отстающий от стены на высоте 2500 футов от ледника), и затем провел в ней 5 дней. После он подобрался к вершине на расстояние 250 футов, но был остановлен штормом.

Не удовлетворенный, Denz вернулся на Cerro-Torre в сезоне 1980-81 годов с четким намерением совершить соло восхождение. Он урезал свое снаряжение до абсолютного минимума и покинул базовый лагерь с запасом еды на четыре дня, чтобы через 16 часов с трудом пробравшись по мягкому весеннему снегу оказаться в естественном ледовом гроте на седловине Col of Patience. Погода испортилась, и ему пришлось устроить дневку. За ночь давление резко выросло. Denz забрался на Ice Tower и нашел место с вырубленной в прошлом году пещерой. На четвертый день он вылез к брошенному компрессору, от которого до вершины оставалось 150 футов. Облачность, обледеневшие скалы и ураган, бушующий на вершине, вынудили Denz’ a вернуться в своё убежище на Ice Tower, но к полудню следующего дня небо расчистилось. Denz перенес бивуак на вершину Ice Tower, прямо к подножию бастиона.

Бастион Cerro-Torre, известный благодаря шлямбурам, пробитым Maestri (расстояние между точками 2-3 фута), не начинается со шлямбурной дорожки. Denz начал свой шестой день с 50 футов напряженного свободного лазания. Едва он достиг первого шлямбура, шторм возобновился. Denz начал двигаться с использованием лесенок, прикрепив на их нижнюю часть связки «железа».

«Сумасшедший» новозеландец Bill Denz почти преуспел в соло прохождении маршрута Cesare Maestri , Compressor Route

В душу Denz’ a закралось беспокойства, когда он обнаружил, что скалы начали покрываться тонким слоем льда. «Я добрался до компрессора, и погода по-настоящему испортилась», - рассказывал он в своем слайд-шоу в начале 80х. Он двигался уже шестой день на четырехдневном запасе продуктов. Все остатки уже были съедены. Пятый от компрессора шлямбур был последним. Из-за натечного льда Denz не мог найти точки Bridwell’ a. Справа он заметил несколько зацепов и сделал движение. Он оказался у начала небольшого ледового желобка и пытался забить в него крюк, когда лед обломился. Denz сорвался. Он снова сделал движение вправо, положил стоппер и вылез к небольшому внутреннему углу.

Ветер неистовствовал. Все его снаряжение и веревки были покрыты льдом, а сам он очень замерз. У него было три «френда». Один он уронил, но два оставшихся заложил в щель. Ветер был настолько сильным, что одна лесенка взметнулась и ударилась о скалу рядом с его ухом, несмотря на то, что на ней была связка крючьев. Трещина максимально сузилась, и Denz подумал, что сможет страховаться на ледовых желобках. Он сделал движение вверх и достал до нижней части ледового желоба. Ему удалось закрепить оба инструмента и с трудом выйти на руках. Внезапно лед снова раскололся и Denz начал падать, вырывая точки. Остановился он только благодаря стопперу.

«Я должен был прекратить это прямо сейчас. Признать что мне не по силам это!»

Denz вернулся к компрессору и начал спуск. Веревки постоянно застревали, и он был вынужден пролезть три питча, чтобы спрямить их.

Когда он спустился на более простой рельеф, небольшая лавина сбила его с ног.

«Я сгруппировался, закрыл голову руками и надеялся на чудо», - писал Denz в письме домой. Он пролетел 700 футов, упал вниз с 30 футового края бергшрунда и остановился в снежной мульде. Измотанному и истощенному Denz’у понадобилось два дня, чтобы преодолеть восемь миль до базового лагеря. (Нормальное время составляет приблизительно шесть часов.)

Два года спустя, было совершено третье прохождение маршрута Compressor Route.

В 1983 году Bill Denz погиб при сходе лавины на Западном ребре Макалу. Ему было 32 года. Данный рассказ составлен на основе интервью, выдержек из его писем и комментариев к слайд шоу опубликованных в New Zealand Alpine Journal в 1981, 1983, 1984 годах.

 
Перевод: Александр Зеленский (Оригинал взят с сайта Climbing.com), 21.09.2006
unslim.ru

      
tbr@baurock.ru
Rambler's Top100