Страшная история со счастливым концом

Раз-два, раз-два. Кошки оставляют на льду следы, едва различимые при свете фонарика. Вокруг темнотища, света от фонаря явно недостоточно. Эх, надо было не жадничать и купить фонарик на 100 люменов...

Слышу Маринкин голос: «Не тяни». Быстрее бы проскочить это место и следующее тоже... Всегда есть такие места, откуда хочется поскорее убраться. По ощущению мы находимся уже где-то на краю ледового желоба. Вот-вот должны выскочить на сыпуху, которую немного побаиваемся, потому что весь предыдущий день по ней летали булыганы размером с небольшую машину. Зато оттуда финишная прямая до спасительной морены.

Вдруг над нами раздается мощный и очень нехороший звук. В голове проносится мысль, оставляющая слабую надежду: «Может самолет?». Здесь в Альпах самолеты летают постоянно, и звук, отраженный от противоположной стены цирка, зачастую может напоминать звук обвала. Но, нет, это не самолет... Гул нарастает, он такой мощный, глубокий, даже тягучий, словно идет не сверху, а из недр земли. Лед под ногами начинает сотрясаться. Эх, видеть бы, что и откуда упало. Если обвалился серак, надо бежать направо к сыпухе, а если падают камни, то туда точно не нужно.

Темнота не оставляет вариантов, приходится полагаться только на слух. Откуда-то появляется ветер, дует сверху вниз, начинает плавно усиливаться, словно что-то подгоняет его сзади. Такое бывает в метро, когда состав толкает перед собой воздушную подушку.

В воздухе появляется снежная пыль, мельчайшие осколки льда, кусочки покрупнее – предвестники чего-то большего.

Слева мимо меня с очень большими и полными удивления глазами проскальзывает Маринка. Кричу ей в темноту: «Стой! Зарубайся!». Веревка не натягивается, значит остановилась.

А звук нарастает и нарастает. Сколько можно? Давно уже пора упасть и затихнуть. Но нет, отвалилось что-то ОЧЕНЬ большое. Мысленно представляю площадь поражения. Воображение почему-то рисует ледовый обвал, расходящийся конусом. Судя по звуку, мы как раз на его траектории. Похоже, что бежать уже нет смысла. Падаю на ледовый молоток, сжимаюсь до размеров букашки, прирастаю ко льду и жду.

Ну, вот начинается. Кажется, что весь мир встал на дыбы. Лед подо мной ходит ходуном. Страшный гул охватыват все вокруг. Что-то огромное проносится и ухает совсем рядом, почти касаясь. Обдает мощным дыханием, осыпает ледяными осколками. Вот-вот сейчас это что-то нереально большое поглотит меня. В голове проносятся мысли: «Неужели это со мной?! Это же не справедливо! Ведь еще столько нереализованных идей! Неужели через секунду другую меня не станет?! Как это будет: бух и темнота? Или будет больно? Успеваю мысленно сказать мужу: «Прощай, Серега! Прости!» И все...

Неожиданно звуки обвала становятся тише, донясятся уже снизу. Не успеваю обрадоваться, как сходит вторая серия – как в фильме ужасов. Нервы не выдерживают: «Если в первый раз не зацепило, то уж во второй точно...» Безумие повторяется: грохот, ветер, осколки. Каждый мощный удар рядом, как снаряд заставляет вжиматься в лед, каждая секунда, каждый вздох обещают стать последними. Как на войне...

Вдруг резкий удар по руке, пронзительная боль. О, это только начало... Сейчас будет больнее, готовься...

Как же нас угораздило?! Столько раз ходили в горы и никогда не попадали в такие переделки! А тут... Как нас сюда занесло? ...

***

А занесло нас так. Где мы только ни ходили в горы, а в Альпах еще не были. Вот и решили - пора. Приехали – красотища. Погода звенит. Долго не могли привыкнуть к соседству гор и цивилизации. Это даже как-то расхолаживало.

Решили начать с Монблана. Убить, как говорится, двух зайцев: сходить культовую гору и получить высотную акклиматизацию. Сказано-сделано. Добрались до Тетрусских ночевок, на следующий день пошли наверх, но у хижины Gouter Марина затормозила. Когда дошли до хижины Vallot, решили не мучить организм Марины, дабы не рисковать. Она осталась в хижине в компании французов, обеспечивать связь со мной, Москвой и долиной. А я пошла наверх, благо до вершины оставалось пара часов и час обратно.

Ну, и тяжко же мне дался вершинный взлет! Рада, что шла с группой румынских альпинистов. В компании подниматься гораздо веселее! На вершине на видеокамеру записала поздравление Марине, это же был ее День Рождения - 17 августа!

После моего возвращения на хижину Vallot, легкое недомогание Марины превратилось в микст простуды и горняшки. Нужно было срочно спускаться вниз. Оказалось, в Альпах в этом смысле все хорошо продумано. Мы вызвали вертолет. Он прилетел уже через 20-25 минут, нас спустили вниз бесплатно и с ветерком.

Внизу Марина быстро пошла на поправку. Мне пришлось еще раз подняться на Тетрусские ночевки, чтобы забрать оставленную нами палатку, и мы стали готовиться к следующим восхождениям.

Познакомились с Валерой Бабановым. Он дал нам не только очень дельные консультации, но и заставил по-другому взглянуть на альпинизм. Вообще, после разговоров с ним, начинаешь как-то иначе смотреть на горы.

Для технической разминки мы сходили Papillons. Очень приятный гребневой маршрут на на Aiguille du Peigne.

После этого стали подбирать вариант посложнее.

Но тут погода неожиданно испортилась. Никогда бы не подумала, что в Альпах погода может портиться так быстро, и так надолго. Целыми днями внизу лил дождь.

Настало время тестирования наших палаток на непромокаемость. Кое-кто испытания не выдержал. За неделю непогоды наверху навалило метр снега. Даже черные стены Игл, которые отлично видны из Шамони, стали абсолютно белыми. Маршруты, которые мы себе присмотрели, оказались закрытыми из-за лавинной опасности. Даже когда собрались пойти на относительно невысокие ближайшие Иглы, нам посоветовали подождать недельку, чтобы стаял снег. К сожалению, возможности ждать у нас не было, через неделю у нас был самолет.

В результате, выбрали относительно безопасный скальный маршрут Piller Cordier на вершину Aiguille du Grand Charmoz.

Наконец, мы получили обнадеживающий прогноз — синоптики обещали долгожданное окно – три дня ясной погоды. Планировали пролезть маршрут с парой ночевок. Вообще-то, большинство альпинистов, которых мы встретили в Альпах, ходят в легком стиле. Веревочку на плечо, энергетический батончик в карман – и полный вперед. В таком формате местные клаймберы за день проходят довольно сложные километровые стены как нечего делать. Это не было для нас откровением, но мы все равно оказались под впечатлением стиля fast and light, оставили все лишнее, максимально облегчились, вместо штурмовой палатки взяли два бивакзака.

С утра было ясно. Полезли, преодолевая мокрые от тающего снега и холодные стенки, трещины, камины, заснеженные полки.

Каждый час-полтора мы зачарованно наблюдали, как с одиноко стоящей развальни на сыпуху, по которой мы топали этим утром, падают огромные валуны, размером с легковушку, а потом катятся, подпрыгивая, почти до самого низа – метров 200-300. Повезло нам! В бюро гидов нас предупреждали только о сераке, который висит над ледовым желобом, сразу за сыпухой. Но там все было тихо.

К обеду наползла тучка, видимость слегка испортилась, но и только.

Мы уже почти привыкли к нашей соседке (не капает, и ладно), как вдруг, словно из крана открыли дождь. Сначала мы даже не поверили, так это было неожиданно. Это был не просто дождь и даже не стена дождя – это была сплошная вода без промежутков. Моментально по стене хлынули потоки воды, Маринка, лезшая первой, не успела одеть гортексовую куртку и оказалась мокрой буквально до трусов. Стало очень холодно. Не скоро я забуду необычный зеленоватый цвет Маринкиного лица. Переодев Марину в сухую пуховку и гортекс, стали думать, что делать дальше. Дождь не ослабевал. Перспектива ночевки в бивакзаках под проливным дождем не радовала, и мы решили дюльферять.

Только мы коснулись земли, и как по волшебству дождь прекратился, и мы увидели звезды. Черт знает что! Но делать нечего, надо спускаться. Конечно, шарахаться по леднику и сыпухе в темноте очень не хотелось, но на стене и под ней тоже был не айс, вернее слишком большой айс. Полок в нижней части стены не было, перспектива стоять всю ночь в стременах не прельщала, по стене продолжало лить, в ранклюфте под стеной что-то периодически отваливалось, отдаваясь гулким эхом в ночи. Мы одели кошки и стали спускаться по своим следам. В какой-то момент мы потеряли нашу утреннюю тропу. Пересекать ледовый желоб слишком высоко нам не хотелось, ведь тогда бы мы оказались в верхней части сыпухи и могли попасть в зону прямого попадания камней. Сбросив около сотни метров, начали траверсировать ледовый желоб. Вот здесь мы и попали под обвал серака...

***

Ледовый «обстрел» заканчиватся так же неожиданно, как начался. С удивлением и радостью обнаруживаю, что жива. Поворачиваюсь налево, туда, где крайний раз до обвала видела Маринку, туда, где за секудну до этого катились глыбы. Со страхом и надеждой кричу в темноту: «Марина!!» Вдруг слышу ее голос, но уже с другой стороны: «Я тут!».

- Жива?
- Жива!

Оказалось, что Маринка успела отскочить на несколько метров вправо и этим спасла себе жизнь. Она тоже получила льдом по ноге, видимо тем, что летел между нами.

- Ты цела? – кричу Маринке.
- Да, а ты?
- Да, только руку задело.
- Сильно?
- Не знаю.

Рука дико болит и не поднимается, но зато на месте. Сейчас не важно, что с ней – главное ноги целы, а значит, можно отсюда быстро валить.

В одно мгновенье мы оказываемся у сыпухи. Видим очертание небольшой скальной стенки и прячемся за нее. Только здесь переводим дыхание. От адреналина становится жарко. Коленки слека подкашиваются. Как приятно почуствовать защищенность пускай и очень относительную!

- Я отсюда до утра никуда не пойду! - говорю я Маринке.
- Замерзнешь.

Это правда, уже начинает подмораживать.

Пока мы переводим дыхание, сераки падают еще пару раз. Звуки обвалов такие мощные, что мы невольно вжимаемся в стену. Кажется, что ледовые глыбы могут долететь и до нашего убежища. Сильный дождь, видимо, размыл висящий ледник. Сыпуха, к нашему счастью, молчала.

Короткими перебежками (так быстро с баулом я еще никогда не бегала) мы добрались до родной морены.

Домашние горы, блин! А ведь этот маршрут очень популярен у гидов, они туда клиентов водят. Клиенты, наверное, одноразовые! Сам маршрут нормальный, но вот подход – настоящая русская рулетка. «Что предпочитаете: камнем получить или льдом?» - Шутим мы.

Марина просит показать руку, помогает снять одежду. Остаюсь в одном термике белого цвета. На рукаве на месте удара фиолетовый след от поларки. Она попросту припаялась к термухе. Словно утюгом приплавили. Такой силы был скользящий удар. Повезло, что ни говори. Кстати, этот фиолетовый след так и не отстирался.

Сижу у палатки. По местному времени полночь, по Москве – два ночи. Не могу удержаться, звоню мужу. В трубке сонный голос.

- Серега, привет!
- Привет!
- Извини, что разбудила. Знаешь, нас сейчас чуть не убило! Но мы уже в безопасности, все ОК.
- А, хорошо… (очень спокойным голосом, ни тени эмоций).
- Послушай, нас 40 минут назад чуть не убило!
- Но, ведь вас же не убило...

Железные нервы! Нордический характер!

Наши друзья и спонсоры:

Материал опубликован в журнале "РИСК онсайт" №59 2012.

Дополнительные фотографии

 
Автор: Наташа Прилепская, Фото: Марина Нечаева, Наташа Прилепская, 05.02.2013
streaming-film-fr.com

      
tbr@baurock.ru
Rambler's Top100